Воронеж

Студенческая, 17

232-48-22

Грани Contemporary

Основоположницей contemporary dance считают Айседору Дункан. Американская артистка выступала на сцене босая, в греческом хитоне. Она раскрепостила танец — сделала его свободным, больше напоминающим пляску.

Россия

В начале 20-го века Айседора Дункан неоднократно приезжала на гастроли в Россию, познакомилась с легендарным режиссёром Константином Станиславским. А в 1921 приехала в Советский Союз, чтобы открыть танцевальную школу. У Айседоры Дункан в России появилось много последователей. Самые известные — студия «Гептахор». Основали её петербургские студентки. Они не копировали движения Дункан, но старались продолжать в том же духе. Девушки не только выступали, но и преподавали. А также разработали тренировочную базу — около сотни упражнений-связок. Но ближе к 30-м годам политическим режим в Советском Союзе ужесточился. Это коснулось и культурной сферы — о современном танце пришлось забыть вплоть до 80-х. Во время перестройки вместе с политической свободой вернулась свобода и в культурную сферу. Сейчас в России есть и театры современного танца, и интересные хореографы. Один из самых ярких представителей — Владимир Варнава. Он заслужил славу талантливого постановщика, известного не только в России, но и за рубежом. Владимир Варнава создаёт необычные спектакли, его почерк узнаваем и сразу же бросается в глаза. Он самый молодой лауреат премии «Золотая маска», а с 2017 — член жюри этого театрального фестиваля.

США

20-й век в штатах — эпоха танцевальных экспериментов. Особенно яркими явлениями в Америке стали модерн и постмодерн — направления, которые сильно повлияли на мировую хореографию. И хотя эти два слова тоже переводятся на русский как «современный», их не стоит путать с contemporary.
Считается, что танец модерн, это больше техника, определённая хореография, которая, в первую очередь, ассоциируется с именем Марты Грэм. Она нашла свой особенный подход к движению, соединила его с дыхательным процессом и создала танцевальную систему, основанную на «сжатии и высвобождении», которую многие используют и сегодня. И всё же, несмотря на то, что изначально Марта Грэм противопоставляла свой танец строгой классике, он хоть и стал революционным, но тоже оброс сводом правил. Её ученик Мерс Каннингем повернул русло современной хореографии в другую сторону: он объединил постмодернистов. Хотя сам так и не смог полностью погрузиться в это направление.

Постмодернисты, зачеркнули всё, что было в американском танце до 60-х, и начали с чистого листа. Хореографов с оригинальными идеями в том время было немало: Анн Халприн, Симон Форти, Ивон Райнер, Стив Пакстон, Триша Браун и многие другие. Они сконцентрировали внимание на теле танцора: тело стало объектом и сюжетом танца. Постмодернисты много экспериментировали с гравитацией, с инерцией, изучали, как двигаются животные и дети, создали контактную импровизацию, изменили понятие сценического действа. Они вывели танец из замкнутого пространства: в парки, галереи, на крыши. А музыку им заменил городской шум. И даже отсутствие зрителей никого не смущало.

Нидерланды

Не все новшества, которые появились в США, прижились там, но эксперименты постмодернистов вдохновили Европу. В 70-х-80-х годах американские хореографы ездили туда с гастролями, давали мастер-классы. Результатом можно считать появление легендарного Нидерландского театра танца (Nederlands Dans Theater). Его считают лидером современной хореографии, а труппу — лучшей на планете. С артистами работают самые интересные и талантливые хореографы со всего мира. И каждый раз NDT не перестаёт удивлять. Но чтобы понять, кто они, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

Израиль

Совершенно особенная хореография рождалась в 20-м веке в Израиле. Есть даже такое понятие — феномен израильского современного танца. А он, по сути, в этой молодой стране начинался с нуля. На хореографов не давили традиции. В России, например, очень сильная балетная школа. И чтобы у нас создать что-то новое, нужно пробираться через незыблемые основы. Израильским хореографам этого делать не пришлось, они были свободны. Их танец — это смесь фольклора и классики. В 20-е годы прошлого века европейские переселенцы принесли с собой балетное искусство, которое смешалось с йеменскими танцами и хасидскими плясками. Из этого выкристаллизовался особенный израильский современный танец: невероятно эмоциональный, раскрепощённый, в нём есть обезоруживающая энергетика, которую больше понимаешь интуитивно — телом, а не умом. Многие годы танцовщикам было тяжело: без помещений, без финансовой поддержки — всё держалось на энтузиазме. Расцвет contemporary в Израиле пришелся на 90-е, когда на родину вернулся Охад Нахаарин, проходивший обучение в Америке и Европе. Он возглавил Batsheva Dance Company и сделал её легендарной. А также создал танцевальную технику gaga, известную теперь всему миру. Сегодня в Израиле много талантливых и ярких представителей contemporary dance, они становятся ведущими танцорами и хореографами в лучших труппах планеты, но самый влиятельный среди них по-прежнему Охад Нахаарин. Или, Мистер Гага — так ещё его называют.

Тайвань

Центром contemporary в Азии стал остров Тайвань. Современный танец появился здесь в 60-х годах 20 века. И не как сценическое искусство, а как средство физического воспитания. В то время на Тайване действовал жёсткий политический режим: было введено военное положение. Тем не менее, новое искусство и в этих условиях пробило себе дорогу. Символом азиатского contemporary стал уроженец Тайваня — Лин Хвай Мин. Он увлекся танцем после службы в армии. Получив стипендию, отправился в США. В Нью-Йорке прошел курс Марты Грэм, взял несколько уроков у Мерса Каннингема. С этим багажом Лин Хвай Мин вернулся на родину. А через год после возвращения, в 1973-м, создал свой знаменитый театр «Небесные врата» (Cloud Gate Dance Theater). Это первая во всём мире азиатская компания современного танца. Полученные в Америке знания Лин Хвай Мин обогатил: включил в танец элементы боевых искусств, акробатики, гимнастики. Движения сопровождала народная музыка. Танцы Лин Хвай Мина стали похожи на ритуал. В своих спектаклях он с самого начала и до сих пор уделяет большое внимание двум вещам: истории Тайваня и неразрывной связи человека с природой. Может быть, поэтому спектакли театра «Небесные врата» с таким успехом идут у себя на родине. Но артисты любимы не только на Тайване. Труппа с успехом гастролирует по всему миру. И считается одной из самых профессиональных. У артистов Лин Хвай Мина особенная подготовка. Вне сцены они почти не уделяют время хореографии, а занимаются боевыми искусствами и медитацией. Это помогает им двигаться максимально технично. Критики говорят: как танцуют они, больше в мире не танцует никто. Художественный руководитель театра — Лин Хвай Мин считается одним из выдающихся хореографов 20-го века. Он создал авторскую методику познания мира путём познания и развития собственного тела. Эту систему он назвал “Пауза для жизни”. Ещё одно великое дело Лин Хвай Мина — он воспитал новое поколение хореографов на Тайване. По всей стране открыты его школы, в которых занимаются около 12 тысяч учеников самого разного возраста: от 4 лет и до самой старости.

Итог

В каждой стране у современного танца свои герои. Дорогу новому искусству протаптывало меньшинство. Но в итоге малое стало великим: экспериментальные театры прогремели на весь мир. В каждой стране стиль танца contemporary впитал в себя национальные краски и обзавелся отличительными чертами. Осталось и общее: свобода самовыражения и наэлектризованный эмоциональный клубок, с которым артисты играют на глазах у зрителя.

Автор: Юлия Беляева

Автор: Юля Беляева


Для ваших вопросов