Воронеж

Студенческая, 17

232-48-22

Кто научил нас латиноамериканским танцам?

Не будем тянуть с раскрытием великой тайны. Латиноамериканские танцы на самом деле придумали выходцы из Африки, чернокожие. Но американцам было стыдно заимствовать что-то у бывших рабов, и они предпочли заморочить всем голову.

Таких историй у американцев немало. Например, в первой половине прошлого века у них было модно сходить с ума от джиттербага – «танца паникёров», который состоял из безумных, резких движений под бодренький джаз и рок-н-ролл. Они называли себя «хэпкэтс», фанатами свинга, «аллигаторами» и le jazz hot, переняв эту тряску у веселых танцоров афроамериканцев. У тех танцы шли изнутри, не поддаваясь законам хореографии.

Но у белых американцев не получалось устраивать такие же спонтанные веселые вечеринки, о которых сложно вспоминать на следующий день. Их ночные клубы оказывались слишком коммерциализированными, чтобы дать благодатную почву для развития. Это касается известных по всему миру нью-йоркских клубов Эль-Чико на Гроуви Стрит и Гаучо на улице Салливан. Там бодрые импровизированные танцы загонялись на спортивные танцплощадки и теряли свой первобытный шарм. Джиттербаг стал буги-вуги и рок-н-роллом.

Также произошло и с латиноамериканскими танцами. Сейчас каждый восьмой танцор профессионально исполняет танец румба, самба, конга или танго, не задумываясь о том, что профессионализм их исполнения уже означает отход от традиций создателей – коренных жителей Латинской Америки.

Покачивая бедрами и отрывая пятки от начищенного до блеска пола под ритмичную музыку, американцы почти всегда неосознанно отдают дань уважения культуре народов, которых они презирали столетиями.

Румба

Румба с ее легко запоминающейся мелодией и свободными шагами быстро перешла во владение американцев в середине 20-ых годов прошлого века. Меланхоличная, заунывная и чувственная музыка несколько лет царствовала в клубе Эль-Чико на улице Гроуви.

Но на Кубе, где ее танцевали в местных клубах вроде «Сан-Суси», это не чувственный танец. Это сексуальный танец, символизирующий обольщение мужчиной женщины. Он очень далек от своей прохладной бальной версии, существующей в Америке. Центральный элемент аутентичной румбы, утраченный безвозвратно в бальных залах – это женщина, ритмично двигающая бедрами, в то время как остальное ее тело практически неподвижно. Оно слегка вибрирует, иногда мелко дрожит. Женщина иногда делает короткие шажки в такт барабанной музыке. Над головой танцовщицы – рука с зажатым платком, которым она время от времени размахивает. Это эссенция румбы, танца, который в узких кругах принято считать очень неприличным.

Конга

Тут само название танца отсылает нас к Африке и стране Конго. Единственное, что сделали американцы, это сменили имя с Эль Конго на Ла Конга («эль» — мужской артикль, «ла» — женский). Ла Конга – это музыка, а не танец. Музыка барабанного оркестра и хлопков в ладоши. Тоже более или менее сексуальный танец.

Близок по духу и родине к Ла Конга танец тайного афро-кубинского сообщества Naniguismo (на самом деле название этого сообщества гораздо сложнее, просто возможности текстовых редакторов не позволяют передать все буквы правильно). Это сообщество породило несколько вуду-танцев, участвовавших в религиозных церемониях. Американцев не остановило и это. Опять же, пришлось только поменять имя на чуть более произносимое. В Западный мир танцы вуду попали под названием Наниго. В африканских наречиях «наниго» — это участник секретного вуду-сообщества, состоявшего исключительно из мужчин.

Самба

Основной конкурент ла конга и румба – бразильская самба. В чистом виде ее можно увидеть только на бразильском карнавале в исполнении чернокожей части населения. Исследователь латиноамериканских танцев Ильдефонсо Передо Вальдес назвал самбу «самым популярным негритянским танцем в Бразилии».

На самом деле, самба – это общее имя для серии афро-кубинских танцев. Первый из них – batuque, танец Кабо-Верде (африканской республики), в котором движения по кругу сочетаются с импровизированными шагами. Второй – матчиш или maxixe: танец, известный как бразильское танго. Он включает в себя элементы испанской Хабанеры и европейской польки. Сейчас их синтез представлен в западном мире. Но эволюция не стоит на месте – на самбу продолжают влиять негритянские и европейские традиции.

Танго

Возможно, именно танго – первый латиноамериканский танец, получивший распространение за пределами своей страны. Виной тому – популярное аргентинское танго. Сегодня этот танец настолько слился с европейской хореографией, что влияние чернокожей Америки почти незаметно. Тем не менее, и танец, и музыка, и название относят нас к африканским традициям.

«Впервые музыка танго зазвучала в тоскливые дни на плантациях в Ла Плата. Ее породили музыкальные инструменты чернокожих. Изначально танец и назывался «Негритянское танго» — пишет исследователь Винсент Росси. Да, словом «танго» чернокожие сначала называли свои барабаны, затем музыку своих барабанов.

А само слово, по версии другого исследователя Фернандо Ортиза, образовалось от конго-африканского iango, что означает банальное «танец». Так вот этот танец начал путешествие не с Америки, а с Парижа, куда его завезли моряки. И танго, сливаясь с традициями западного мира, начало кружиться по Европе. Только после Лондона и Рима танец оказался в Нью-Йорке.

Влияние чернокожих на мир латиноамериканских танцев

Музыка, движения, иногда одежда достались латиноамериканским танцам от чернокожей Америки, которой в первой половине XX века (когда танцы и завоевывали мир) принято было стесняться. Рабства уже не было, но были великие, сотнями лет копившиеся предубеждения.

И сейчас, когда в каждом американском фильме принято показывать хотя бы одного чернокожего (настолько они теперь стесняются своей нетолерантности) история появления всемирно любимых латиноамериканских танцев должна стать еще более веской причиной сохранять спокойствие и дружить всем миром.

Автор:


Для ваших вопросов